РАССКАЗ О ПОЕЗДКЕ
Водные дороги Фландрии
Или как попробовать самое крепкое пиво в Брюгге
и не залечь на дно.


Брюссель
"Хорошо, что мы начали трип не с Брюсселя" (С)
Это был мой первый визит в Бельгию. Я специально заложил лишний день, чтобы разобраться с трансфером (предстояло ехать на поезде и на междугороднем трамвае!) и посмотреть столицу. Заселился в гостиницу в самом центре, недалеко от вокзала, и отправился смотреть город. И чем дольше я ходил по не очень чистым и не очень красивым улочкам, тем меньше он мне нравился - вокруг редких оазисов пряничной североевропейской архитектуры стояли самые обычные панельные дома из серого бетона.

Я удивлялся - как же это в голову могло придти кому-то - такое строить в историческом центре. Позже ребята мне объяснили, что есть даже термин такой в архитектуре - "брюсселизация города" - неконтролируемый снос исторических зданий и строительство "современных" на их месте. В общем, урбанистический бардак.

Довершила набор впечатлений моя прогулка по парку "Королевские озера" - Koenige Laeken. На картинках все очень красиво и посреди природы стоят резиденции былых королей. По факту парк оказался обнесен воистину тюремной кирпичной стеной с тремя уровнями колючей проволоки сверху. И я обошел его по кругу (а это километров 6) - все ворота были наглухо заперты, а путь заканчивался на берегу вонючего судоходного канала.

Хорошее впечатление произвел ресторан с названием типа "Тандыр-сарай", куда я подался ужинать. Вечером вокруг гостиницы (в самом центре города!) не было ни одного белого человека, и ни одного европейского ресторана, а только кафе "Нил", закусочная "Багдад" и все в таком духе. В "Тандыр-сарае" все посетители были арабами, места было много, а на огне стояли 20 штук больших горшков с едой.

20 евро - и неограниченный прием пищи. Вот тут уж я разошелся! Узнав, что я из РФ, посетители принялись рекомендовать мне то и это, и "Прэкрасный суп из баран жирный хорошо!" на английском. Я с трудом выкатился из заведения через полтора часа под одобрительное арабское улюлюканье.

Пожалуй, это место оставило лучшее впечатление от города Брюссель.
Ньивпоорт
Средоточие гидротехники.
На поезде до Антверпена, а потом на трамвае до Ньивпоорта. А потом еще пешком с километрик - и мы на лодочной базе. Нас встретил замечательный её начальник Рик - бельгиец с явными французскими корнями, похожий на Жака Ив Кусто. Я не сильно вникал в длительный брифинг, ибо трансфер дался нам тяжеловато. Разместив багаж на лодке, мы пошли смотреть Ньивпоорт и дожидаться ребят, прибывающих позже.

Ньивпоорт переводится как "новый порт", и, по сути, именно это из себя и представляет. Мало чего посмотреть, мало кафе и магазинов, и все это закрывается рано. Главной достопримечательностью является шлюзовой комплекс, связывающий несколько каналов, реку Изер и залив Северного моря.

На картинке внизу вид снят со стороны морского залива, где находится порт. Из него выходят - слева направо:

  • Оросительный канал из польдера (польдер это осушенный участок морского дна).
  • Канал в сторону Брюгге.
  • Старый канал в реку Изер, не используется.
  • Канал в реку Изер, в сторону города Ипр.
  • Дренажный канал.
  • Канал в сторону города Вёрне (и Франции).
Залив, куда впадают все эти каналы, относится к Северному морю и подвержен изменению уровня воды из-за приливов и отливов (разница в несколько метров). Поэтому пересечь его можно только в определенное время, когда уровни воды в заливе и канале выравниваются. К примеру, если идти из города Вёрне в Брюгге, надо пересечь этот заливчик, всего 100 метров по морской воде - и из-за этого можно встрять на несколько часов в ожидании правильного времени.

Круглое арочное сооружение - памятник жертвам I Мировой войны.
Шлюзовой комплекс, Ньивпоорт
Утром следующего дня мы начали движение в сторону города Ипр. Для этого надо пройти шлюз Плассендале, ведущий в реку Изер. Ворота этого шлюза поднимаются наверх, как гильотина. Такой системы я ни разу не видел в России. С поднятого затвора в проходящую лодку льется вода и капает за шиворот рулевому.

А дальше началась живописная, петляющая река Изер. К сожалению, у нас не было рыболовных снастей, говорят, там огромные карпы. Берега реки обрамлены камнем, что создает некоторые неудобства - в отличие, например, от французского канала Дю Миди, здесь нельзя пристать к берегу где угодно, а только на причалах. А их не так уж много.



Не так уж холодно!
Шлюз Пассендале
Ожидание подъема моста
Изер
Река с насыщенной историей
Река Изер начинается где-то во Франции, но именно северный бельгийский ее участок в области под названием Фландрия знаменит исторически. Здесь прошел фронт Первой мировой войны, и конкретно выделяется "Битва за Изер", в ходе которой погибло примерно по 50 000 человек с каждой стороны. Несмотря на то, что этим событиям минуло 100 лет, местные фермеры до сих пор вынимают плугами со своих полей тонны военного металла во время весенней пахоты. Это явление называется "железный урожай".

Каски, лопаты, остатки снарядов, шрапнель, пуговицы, расчески, пряжки ремней, иногда - бомбы и останки - эти жутковатые находки широко представлены в местных музеях, о которых речь пойдет ниже. Война была позиционной, то есть, солдаты большую часть времени проводили в траншеях, обстреливаемые артиллерией противника. Время от времени предпринимались вылазки на "нейтральную полосу", дабы забросать гранатами траншеи противника, до которых было иногда всего 50-100 метров.

Именно тогда была придумана "траншейная артиллерия" - гаубицы и минометы, стреляющие по параболической траектории. В итоге около 2/3 погибших в Первой мировой пали жертвой артиллеристов - "богов войны". Снаряды и мины начинялись шрапнелью - небольшими шариками, которые, широко разлетаясь, накрывали большую площадь.

Вот, например, экспозиция артефактов "железного урожая" в военном музее города Ипр:
Шрапнель
Пряжки и пуговицы
Личные вещи и пули
Это все - дела давно минувших дней, однако, до сих пор культурное достояние Фландрии так или иначе имеет военный подтекст. Уж больно кровавый след оставила в этих краях Первая мировая война, в отличие, кстати, от Второй, когда бельгийцы, помня предыдущий опыт, просто решили сдаться наступавшим немцам. Вдоль Изера то и дело попадаются обелиски и мемориалы, а в одном месте сохранен целый участок оборонительных траншей - памятник "Dodengang" - "Траншеи смерти". Они тянутся вдоль Изера на полкилометра.

А поверх всего этого - спокойная пастораль, настолько тихая и облагороженная, что со временем начинает хотеться орать, ругаться и что-то разрушить! Строения, живые изгороди, деревья, фермы и чистая скотина - все это выглядит как вышедшее из телевизионной рекламы какого-нибудь иностранного молока или сливочного масла. Апогей бельгийского стиля жизни мы увидим проходя по реке Лилле, но и на Изере есть на чем отдохнуть глазу.
Причал и аутентичный кабак
Стоянка у Dodengang
Мостик на развилке
Мы решили сделать культурологическую остановку у памятника Dodengang - "Траншеи смерти". Здесь законсервирован участок настоящих оборонительных траншей длиной около 500 метров, где держали оборону бельгийские и французские войска. Стены этого сооружения были выложены мешками с песком. После войны мешки вынули, песок высыпали, а вместо него залили в мешки бетон, и заложили обратно - так был увековечен этот печальный монумент.

Траншеи выкопаны тактическим зигзагом, чтобы при взрыве страдало меньше людей. Местами сделаны укрепления под пулеметные позиции. Кое-где сохранились рельсы, и даже представлена столетняя вагонетка, которая использовалась для подвоза боеприпасов (и отвоза кусков тел, разумеется). По словам смотрителя музея, этот памятник суть братская могила, где каждый год находят новые человеческие останки.
Траншеи Dodengang
Еще траншеи
Вагонетка
Следующий после Ньивпорта город на Изере - Диксмёйде. В целом, симпатичный, но ничем не примечательный городок. Напротив него стоит "Башня на Изере" - большой военный музей, про него стоит написать отдельно.

Мы привыкли, что в России, когда речь заходит о военно-исторических делах, большой акцент делается на героизм и пафос (конечно, я про Великую отечественную). В военных музеях и на мемориалах поддерживается торжественная атмосфера, подчеркивается подвиг народа, а неприятель показан подлым и справедливо разбитым.

В бельгийских музеях идея подачи немного другая - живо и реалистично показать бытовой ужас войны - со всей грязью, кровью, оторванными конечностями, обморожениями, гангреной и газовыми атаками, призывая человека любой национальности и политической принадлежности сохранить в памяти в первую очередь не подвиги и героизм, а трагизм войны как объективного явления, чтобы укрепить стремление к ее недопущению в будущем, а не вот это вот всё "можем повторить".

Поэтому нашему вниманию в "Башне на Изере" представлены, помимо прочего, гильзы от снарядов с прахом погибших солдат! Настоящие боевые гильзы, найденные на полях Фландрии, с пеплом настоящих солдат, погибших в одной из местных мясорубок. Другой впечатляющий экспонат - стойка с двумя углублениями для лица. Засовываешь лицо и можешь ощутить запах - в одной - горчичного газа, в другой - боевого хлора. Впечатляет.
Прах солдат в гильзах - сотни их!
Понюхать немного боевого газа
"Башня на Изере"
Монумент из спрессованного военного металла
Небольшой артиллерийский снаряд
Вид с башни на г. Диксмёйде и р. Изер
В битве за Диксмёйде, когда германское давление на бельгийскую армию стало слишком сильным, было принято решение открыть шлюзы и затопить прилегающие к реке Изер территории. Так как эти земли находятся практически на уровне море, широкая полоса вдоль линии обороны бельгийцев превратилась в непроходимое болото. Впрочем, немцев это задержало всего на пару дней. На смотровой площадке "Башни" имеется панорамная картина, показывающая вид ландшафта на тот момент - сплошная грязь и топь с торчащими стволами деревьев и домиками.

Сейчас Диксмёйде представляет из себя хорошую техническую стоянку - есть и заправочная станция, и wi-fi, и крупный супермаркет неподалеку, а также множество кафе и магазинчиков на набережной.

Наш "трамвай" на причале "Порт Диксмёйде":
Ипр
Бельгийские вафли, ."Последний пост" и иприт.
Пройдя по Изеру еще несколько километров после Ипра мы уходим на развилке налево, в канал "Изер - Ипр". Пожалуй, это самый живописный канал на маршруте - неширокий, камерный, с заросшими зеленью берегами, он служит домом для сотен разных птиц - тут и чомга, и водяная курица, и дикие коричневые гуси, и даже утки-мандаринки (видимо, остановились в транзите). Не говоря уж, конечно, об обилии нормальных "советских" уток.

Иногда появляются длинные серые цапли. Они замирают, увидев лодку, а потом резко стартуют прямо из-под носа, хлопая полутораметровыми крыльями.

Октябрь добавляет своего настроения - умиротворенные ландшафты Фландрии становятся еще более тихими и прозрачными. На улице прохладно, а над полями перелетные птицы собираются в большие косяки и кружат "тренировочные вылеты".

И на Изере, и на каналах есть разводные мосты. Нужно позвонить по указанному телефону (и лучше сделать это заранее), и приедет специальный человек. Он опустит шлагбаум, закрыв проезд автомобилям, разведет и сведет мост, даже если проходит всего одна лодка. Пожалуй, единственная ситуация, в которой я наблюдал на лицах бельгийцев раздражение - это когда они ждали в машине за шлагбаумом пока проплывут туристы на лодке.

Каждый мостик и шлюз имеет свое имя и представляет собой маленькое и уютное инженерное решение. Если и можно к чему-то применить эпитет "выглядеть по-европейски", то это точно про гидротехнические сооружения Бельгии.



До Ипра надо пройти два шлюза. Нас встречает симпатичный, гладко выбритый бельгиец в идеально чистой фирменной куртке с нашивкой "Служба водных путей Фландрии". Он приветливо разговаривает с нами, стоя на фоне идеально выстриженного газона и живой изгороди, сформованной, видимо, при помощи угольников, отвесов и линеек. Мы выглядим какими-то ухарями и неряхами, но мы в походе, нам можно. И к тому же русские.
Заход в шлюз на канале Изер-Ипр
Офис работника водных путей (и он сам)
Перепад воды 3.5 метра
После шлюзов водный путь пролегает через бельгийскую, с позволения сказать, промзону. Она представляет из себя аккуратные прямоугольные ангары, над которыми возвышаются гигантские ветряные генераторы. По нашим прикидкам, каждая лопасть была в длину около 20 метров. Никаких, соответственно, выбросов и загрязнений. Вдоль берега тут и там стоят большие железные баржи - с ними вообще отдельная история.

Я долго не мог поверить в то, что шильдики на корпусах барж - это реально год их выпуска. "1920" - это ширпотреб и новодел! Есть и "1905", "1907", а порой попадаются экземпляры вплоть до "1880"! Столетние чугунные корпуса, видевшие обе мировые войны, с большими заклепками на бортах, продолжают служить верой и правдой, несмотря на то, что надстройка уже много раз переделана, а внутри стоит широкоформатная "плазма" и "айМак", и живут какие-то европейские хипстеры.
Столетние баржи на зимней стоянке
Лодка в шлюзе и промзона
Ветряки
Итак, Ипр. Центральная площадь похожа на фэнтезийный городок с тавернами из компьютерной игры. Характерная архитектура, дома с массивными деревянными балками, огромный готический собор - по всей классике средневекового города-государства. Зря они, конечно поставили там колесо обозрения, которое на корню губит впечатление от архитектуры города, да и организацию парковки на центральной площади нельзя назвать хорошей идеей.

И, конечно, большой музей, посвященный Первой мировой войне. К слову сказать, это один из лучших музеев, которые я посещал в жизни. Современный дизайн и планировка, интерактивные экспозиции и богатая коллекция всевозможных артефактов производят сильное и тяжелое впечатление.

Ипр выдержал (а точнее сказать - не выдержал) 3 штурма, будучи превращен в руины. В одну из битв немцы впервые применили горчичный газ в окрестностях города, который так теперь и называется - "иприт".
Ратуша, в ней военный музей
Вид с башни ратуши
Собор
Несмотря на конец сезона, в городе много туристов. В основном - англичане, и вот почему. После окончания I Мировой войны бельгийские власти установили в Ипре большую триумфальную арку в знак благодарности британцам, чьи войска помогали воевать на полях Фландрии (есть известное стихотворение даже на эту тему - "In Flanders Fields"). Этого показалось недостаточно, и был введен ежедневный ритуал поминовения погибших в Бельгии английских солдат.

Ровно в 8 вечера каждого (уже сто лет!) дня под триумфальной аркой военные трубачи трубят, а другие военные выносят несколько венков и укладывают их на положенное место. Церемония может варьироваться по контенту - иногда добавляются выступления разных ряженых и хоровое пение. Эта церемония называется "The Last Post" - "Последний пост", и именно на нее приезжают посмотреть толпы англичан. Вокруг, что характерно, многочисленные магазины приторговывают военными сувенирами, вплоть до настоящего военного металла из полей.
Арка, место действия "Last Post"
Пулемет в витрине магазина
Центральная площадь Ипра
В опорах триумфальной арки хранится книжный архив с перечислением имен и фамилий всех английских солдат, погибших на полях Фландрии. Мы не удержались.

В городе также есть музей средневековой истории Ипра. В бомбическом мультяшном ключе там рассказывается о вещах вроде феодальных войн, чумы, казни великих людей, пытках и прочей благодати. Есть классная экспозиция средневековых украшений, среди которых встречаются ярчайшие экземпляры.

В военном музее прочитал занимательную байку о двух солдатах - Генри и Ади, воевавших в Первой мировой войне за Союзников и немцев соответственно. Генри - отмеченный высокими наградами, лихой и организованный боец, цвет британской нации.

Ади - "безынициативный, со слабыми лидерскими качествами", но при этом исполнительный и бесстрашный немецкий воин, выполнявший роль связиста в одной из битв за Фландрию. Любимец сослуживцев, художник.

В один из вечеров Генри, стоя за пулеметом, увидел, как явно раненый немецкий боец шаткой походкой вышел на его линию огня. Заметив пулеметчика, немец просто встал, принимая свою судьбу. Генри увидел, что тот не представляет никакой угрозы, и жестом показал, мол, вали. Немец с благодарностью свалил, и даже позже написал картину по этому эпизоду.

PS Для тех, кто не разобрался - Ади это будущий Гитлер.

Финтеле и Ло
Богом поцелованная и им же забытая Европа
Если вернуться по каналу Изер-Ипр в реку Изер, но пойти не обратно в сторону Диксмёйде, а налево, то, спустя несколько часов бесконечных полей, гусей и тополей, придешь в маленькое уютное Финтеле. Это деревня, деревнеобразующими предприятиями которой являются шлюз и ресторан. В Финтеле стоит такая тишина и безмолвие (даже на фоне остальной Бельгии), что городскому человеку неуютно. Можно сказать, это квинтэссенция бельгийской глухомани. Неподалеку видны мельницы, яблони, сельскохозяйственные угодья. При этом, ресторан, который находится рядом с причалом, рассчитан на 100-150 посетителей. Не было НИ ОДНОГО. Выпив пива, мы спросили, зачем тут такой большой ресторан. Администратор нам рассказала, что соседние деревни съезжаются сюда ужинать. Да, неужели жители бельгийских колхозов должны есть дома?

И действительно - к 7 вечера стали съезжаться на "Ауди" и "БМВ" очень прилично одетые бельгийские крестьяне, фермеры и колхозники, и быстро заполнили собой заведение, заказывая устриц, жаркое и вина. Начался тишайший культурнейший кутёж.
Причал в Финтеле
Вечер на Изере
Деревня Финтеле
На север от Финтеле в сторону Вёрне идет узкий канал, на котором едва разойдутся две баржи. На пути вновь симпатичные разводные мостики. Рабочий день служащих водных путей Фландрии заканчивается в 6 вечера. После этого мосты и шлюзы перестают работать до следующего утра.

Таким образом, опоздав на последний мост, мы встали на ночевку у причала в деревне с зычным названием Ло. Так совпало, что мы истратили к этому моменту весь запас пресной воды в лодке, а колонки на причале не оказалось. Помыкавшись по округе, мы договорились с представителями местной таверны, что они дадут нам ведра и доступ к крану. И предприимчивые русские туристы за примерно час натаскали 250 литров!
На фотографии слева можно заметить яблоню на заднем плане. Естественно, она была ободрана как липка (только после того, как мы удостоверились, что она ничейная и так можно). Очень вкусными оказались местные дикие яблоки! Набрав воды, мы посидели в местной таверне, где толстые пожилые бельгийцы нам сказали, что не припомнят русских в этой местности в принципе. Особенно на лодке. Хотелось пошутить, учитывая возраст дядек, что, возможно, они помнят здесь русских на танке?

Ночью стало внезапно холодно и сыро, а под утро на канал лег плотный туман. В каютах образовался конденсат и капал нам на лица.
Вёрне и Дюнкерк
Готика и пляжи
К северу от Ло и Финтеле находится очень симпатичный городок Вёрне. Там намного меньше людей, чем в Ипре, и поэтому никто не мешает насладиться фейерверком готической архитектуры на главной площади, зайти в один из многочисленных ресторанов и кабаков. Для нас это была промежуточная остановка перед рывком во Францию. Но мы не знали, что для пересечения границы страны по воде нужно подавать заявку за 24 часа. Мы решили оставить лодку в марине Вёрне и отправиться в Дюнкерк на такси.

Ночной Вёрне и утренний мост на выходе из города:
В Дюнкерке мы, конечно, первым делом пошли в музей, посвященный операции "Динамо". Благодаря недавно вышедшему фильму "Дюнкерк", тема была на слуху и вызывала интерес. Если вкратце - это события Второй мировой войны. Британская армия была окружена и заперта немцами во французском городе Дюнкерк, который находится на берегу Северного моря. Черчилль разработал операцию по эвакуации солдат на родину (до которой по воде совсем немного), и в ней были задействованы не только военные корабли, но и малые гражданские суда. За несколько дней было эвакуировано около 300 000 человек. Было интересно побродить по "тем самым" местам из кино. Фильм, кстати, хороший, он был просмотрен на борту лодки ближайшим же вечером.

Почти любой пляж на Северном море - огромный, широкий, неуютный, с приливной зоной в сотни метров и поросшими цеплючими кустами дюны. Собственно, название Дюнкерк переводится как "церковь в дюнах". Шли тучи и дул сильный ветер с моря, неся красивую песчаную поземку. А местные товарищи бодро катались на кайтах и виндсерфе.
"Тот самый" пляж
На заднем плане - "тот самый" пирс с маяком. На первом - тот самый Миша Алексеевский.
Бывший штаб операции, ныне музей
После пустых городков Бельгии французский Дюнкерк кажется переполненным мегаполисом. Сразу бросается в глаза обилие иммигрантов, некоторая грязь и мусор на улицах. В Бельгии (кроме Брюсселя) такое практически невозможно. Из интересного - ратуша, порт и судно типа "плавучй маяк" - видел вблизи во второй раз в жизни. Первый - в Дублине.

Интересна история Жана Барта - лихого моряка и пирата родом из Дюнкерка, топившего суда направо и налево (а захваченных им судов насчитывается 386 штук). Знаменит тем, что однажды перехватил голландский конвой с зерном и приволок его в Дюнкерк. Тем самым спас Париж от голода!
Марина Дюнкерка
Плавучий маяк
Памятник "пирату и предпринимателю" Жану Барту
В Брюгге!
Пряничный пивной город
Чтобы успеть на утреннее шлюзование в морском шлюзе Ньивпоорта, пришлось выйти из Вёрне ни свет, ни заря. Весь экипаж дружно спал, и я не стал никого будить. Сначала было одиноко и холодно, а потом, после горячего кофе, печенья и восхода солнца, настроение мое улучшилось.

На дорогах вдоль канала появились едущие в школу ученики на велосипедах, в окнах офисных зданий - силуэты людей с парящими кружками, включался свет, загорались мониторы. Оказывается, жизнь в бельгийской глубинке все-таки есть! Один из разводных мостов был сломан, и можно было встрять перед ним из-за этого как минимум на день. Служащий предложил мне попробовать пройти под мостом - пришлось убирать стаканы с верхнего стола и прятаться за руль! С запасом в 2 см мост был пройден на минимальных оборотах.

Из-под носа лодки постоянно выпрыгивали водяные курицы с выводками водяных же цыплят.
Утреннее
Мост на канале Вёрне-Ньивпоорт
Баржевод встал на зимовку
Участок от Ньивпоорта до Брюгге состоит из двух частей. Сначала это прямой канал, пролегающий по населенным пунктам, с частыми разводными мостами и прибрежными тавернами. Сквозь огромные сплошные окна в жилых домах можно разглядеть, как (лучше сказать - насколько хорошо!) живут обычные провинциальные бельгийцы.

Идеальная чистота, простые, со вкусом сделанные домики, садики, фермы... Только через неделю привыкаешь к этому идеальному порядку и красоте быта, а до этого чувствуешь себя неуютно. Именно бельгийская глубинка - образец европейского образа жизни.

А вот, например, манипулятор, стригущий газон на откосах канала.
Раттевалебрюж. Брюж - это мост!
Фермерские угодья
Населенный пункт Leffinge
Пройдя шлюз, впадаешь посредством Т-образного перекрестка в другой канал, ведущий в море с одной стороны и вглубь континента, на юг Бельгии, с другой. Туда-то нам и надо. Это уже широкая, извилистая водная трасса с красивыми лесопосадками вдоль. По бечевникам постоянно снуют велосипедисты в спортивной форме.

Поначалу мы махали им, а потом один из них упал, махая нам в ответ (а из вежливости бельгиец не может не помахать в ответ), и мы больше не стали.

По этому каналу ходят большие промышленные баржи. По меркам российской водной логистики, конечно, это смех, но свою 1000 тонн они перевозят, притопленные по самые якоря. На каждой барже стоит лебедка-манипулятор и автомобиль капитана! Причалил, выгрузил "бэху" и - в магаз или к девчонкам! Часто работают на барже в паре - мужчина и дама. Причем дама чаще таскает канаты и швартуется, а мужик - сидит в рубке за штурвалом. Европейские ценности!

На пути встречаются разводные и подъемные мосты самых разнообразных конструкций. Любому инженеру бы очень понравилось.
Канал Ньивпоорт-Брюгге
Поворотно-подъемный мост на противовесах.
Осенняя прохлада.
Конец первой части. Во второй части - Брюгге и Гент.
Made on
Tilda